Глава 2. Очередной эпизод
2 октября 1996 года
«Сегодня произошло невероятное: мы были на УЗИ, и нам сказали, что ты девочка! Разумеется, мне абсолютно все равно мальчик ты или девочка, я все равно люблю тебя больше жизни. А вот папа не верит в такую вероятность, развел мне теорию о том, что в его роду это невозможно. Но тоже любит тебя! Так что расти спокойно наш/наша зайка».
Это случай с неточным диагнозом отправил меня с риторическим вопросом «как же так можно?» к одному из наших преподавателей. Который развел руки и сказал: «Психологии беременных у нас в стране нет». Со всем свойственным мне максимализмом я решила, что раз нет, то будет. И взяла перинатальную психологию темой своих курсовых работ.
Я помню, в самом начале я торжественно обещала – никакой психологии. Но иногда никак не обойтись без отсыла к любимой профессии. Знаете, я часто работаю с парами, которые по тем или иным причинам не могут забеременеть. Вроде и все хорошо со здоровьем, и отношения вполне себе гармоничные. И тогда врачи, опустив руки, отправляют их «лечить голову». Они приходят к психологу, первый вопрос, который я им задаю – «зачем вам ребенок?» И часть отвечает напрямую на этот вопрос, а другая – начинает давать социально одобряемый ответ из разряда «чтобы оставить след в истории или продолжить род». То есть на самом деле им, этому мужчине и женщине, ребенок на этом этапе не актуален. И вот анализируя это, я задумалась сейчас: «А зачем мне нужен был тот самый первый ребенок?» Сейчас повеселю вас ответом – зато он честный и от души, как зачастую и бывает в мыслях 18-летних «детей». Я хотела пухленькую доченьку, которую буду одевать красиво и возить в «прикольной» коляске. Знаю, знаю, это глупый ответ.

Я совершенно не была готова к родительству. Это факт. Нам не рассказывали об этом в школе. Более того, даже главы учебника, относящийся к анатомии человека с позиции размножения, учитель, опуская глаза, пролистала и отдала нам на «самостоятельное» изучение. У меня не было младших братьев и сестер, а сама я по меркам той медицины – «поздний ребенок». Мягкие роды, грудное вскармливание, раннее развитие? Я совершенно не понимала, о чем речь. И сейчас я могу сказать: «Как же здорово, что в тот момент я училась на факультете психологии МГУ». Благодаря лучшим педагогам, в том числе и курсам Юлии Борисовны Гиппенрейтер, мне удалось хоть какое-то сложить представление о том, что такое дети, и получить инструкцию по «пользованию» ими. Когда меня сейчас спрашивают, в каком возрасте лучше рожать (учитывая мой опыт в 18, 23, 29 и 35), я честно отвечаю: «не знаю». Это совершенно разные эмоции, ощущения и осознание происходящего. Но мой первый опыт – однозначно был самым стрессовым. Ну как, уважаемые читатели, готовы к эпизоду первому, в цикле «Как я опять стала мамой»? Назовем его «Так появилась Мария».

Скачать приложение на мобильное устройство

Популярные записи