Глава 1. Начало истории.

Интересно, и когда же эта история началась? Ведь можно вести отсчет с момента моего появления на свет или замужества, или рождения старшей дочери. Но я начну, пожалуй, с возраста, когда мне было 6 лет. Как сейчас помню, качаюсь я на качелях и громко ору во всю глотку: «В юном месяце апреле, в старом парке тает снег, и крылатые качели начинают свой разбег…» Тут на соседние качели садится девочка Тома (сейчас это такое редкое имя) и говорит: «А о чем ты вообще мечтаешь?» Помню, как сейчас, свой ответ, не занявший у меня ни секунды на обдумывание: «Я мечтаю, как выйду замуж, и у меня будут дети». И немного добавила: «У меня будет две дочки – Аня и Наташа».

Я знала, что буду мамой всегда. Откуда это пошло? Не знаю. Я из обычной не многодетной семьи. Каких было много в СССР: мама – учитель, папа – военный, и старшая сестра (на 9 лет старше меня). Мы много переезжали, меняли города и школы, которых, кстати, у меня было 8 штук. Тут прямо просится фраза – «передаю привет всем, кто меня узнал, с кем я училась в одной школе и гуляла на многочисленных детских площадках». Я не была отличницей, и боевой девчонкой не была – такой середнячок. Но вот работать, помогая людям (от медсестры до учителя – были все варианты), и иметь детей я хотела всегда.
С того лета прошло почти 16 лет, и настало 1 сентября 1995 года. Я – студентка 1 курса факультета психологии Московского государственного университета. Вся такая нарядная, в ожидании взрослой жизни, сижу и жду начала собрания. И тут входит куратор курса и с ней пять человек. Нам представляют старост… Видимо... Я этого не помню – ведь все мое внимание было направлено на Него. С моей стороны это была безоговорочная любовь с первого взгляда. «Павел Жогов» – забилось в моих ушах, висках и сердце (да–да, у моего мужа моя фамилия, за что ему честь и хвала – об этом я расскажу чуть позже). Я понимала – это он, отец моих детей. Мой муж рассказывает примерно такую же версию, в которую я, конечно, не очень верю. Ведь он кто? Первый парень на курсе, после РАБФАКа, прошел армию, работал, старше общей массы на 9 лет (как и меня). О том, как развивались наши отношения, я рассказывать не буду, ведь мы тут собрались ради материнства. Факт остается фактом: летом следующего года мы стали мужем и женой. И прошло с тех пор уже двадцать лет – а это о чем-то, но говорит.

Мой муж очень хотел детей, но в наших планах они были после института, а вот в планах нашей старшей дочери все было иначе. Это мы уже много лет спустя узнали, что она все и всегда делает по-своему. Мне было 18 лет, я, честно, не очень хорошо понимала, откуда вообще дети берутся, а тут я вдруг должна стать мамой? Это был сюрприз – лучший в моей жизни! Мои представления о беременности были окутаны налетом романтики и магии: «вот я такая вся лежу и вдруг захотела клубники среди ночи, муж несомненно бежит ее исполнять». Но проблема, знаете, оказалась в чем? Я не хотела клубнику – я хотела нюхать бензин на заправках (запаха которого совершенно не выношу в обычной жизни), а функция мужа сводилась к тому, чтобы меня туда не пускать. Первые 14 недель мучал дикий токсикоз, который сменился таким же диким аппетитом. Врач в женской консультации не интересовалась ничем, кроме давления, которое у меня традиционно близится к нулю. Я закидывала в свой желудок все что видела, что обернулось 25 кг набранного веса. При моих стартовых 45 кг, это конечно, было катастрофой, что сейчас только я могу понять. При этом я ездила на учебу, и мое ожидаемое чадо впитывала в себя все науки от философии до английского языка; от различных видов психологии до всемирной истории. Хвала образованию МГУ – расширенному и всестороннему. Я получала огромное удовольствие от беременности. Как оказалось позже, я – истинный фанат этого положения женского организма. Я постоянно разговаривала с малышом, который, как нам объяснили на УЗИ, – мальчик. Сейчас, вспоминая, я с трудом понимаю, как что-то в принципе можно было разглядеть на экране 5 на 5 сантиметров с оттенками от черного до серого. Но тогда это было диковинкой и огромной радостью. Которая, правда, уже на следующем сеансе обернулась шоком. Врач с задумчивым видом сообщил: «Не знаю, как это возможно у таких молодых, но у вашего мальчика серьезная патология: одна нога короче другой более чем на два сантиметра!» Сказать, что это был шок? Зачем, ведь это неправда – я была в ужасе! Рыдала, не переставая, выискивая в медицинских энциклопедиях хоть что-то об этой патологии. Надеюсь, слово «энциклопедия» никого не удивило? А было время, что интернет был в зачатках, а «ОК, Гугл» не значило ничего, ну или могло быть воспринято за некую кодированную информацию. Муж в это время совместно с родителями искал другого специалиста. Прошло три недели мучений и рыданий, в результате которых я узнала и еще один замечательный «беременный» термин – «сохранение» И вот на очередном УЗИ объявляют, что ноги в порядке, и у нас замечательная девочка!


Скачать приложение на мобильное устройство

Популярные записи